foto

8 французских мест в Москве

Редакция ParkSeason разработала специальный маршрут для тех, кто соскучился по французскому духу, архитектуре и маленьким бистро с круассанами. Предлагаем запастись свободным днем и набраться сил: хоть локальная Франция и не выходит за пределы Садового, одолеть 12 километров пешком согласится не каждый. Итак, начать предлагаем с живописного здания кригскомиссариата на Космодамианской набережной. 

По легендам, в XVII и XVIII веках здесь находилась усадьба Бирона – фаворита императрицы Анны Иоанновны. Потом здание передали военному ведомству. В конце XVIII века на месте прежней усадьбы построили новую: уже по проектам французского архитектора Николы Леграна. Он работал в Москве при Отделении комиссии о каменном строении. Благодаря его задумке, здание кригскомиссариата имеет такое выраженное сходство с французскими домами в духе раннего классицизма. На протяжении всего его существования здесь помещали военные ведомства. Кригскомиссариат имеет вид каре, незамкнутого с одной стороны. Фасад украсили шестиколонным дорическим портиком с изображением воинской арматуры.

Прогулявшись немного в сторону центра по набережной и завернув налево от Большого Устьинского моста, отправляемся в сторону Большой Якиманки. Здесь мы предлагаем сесть на трамвай и доехать до Вишняковского переулка, откуда узкими улочками через Полянку можно выйти к следующей точке нашего маршрута – посольству Франции. Цель: дом купца Игумнова, где сейчас устроили посольскую резиденцию. Здание построено в конце XIX века, а хозяином его считался совладелец Ярославской Большой мануфактуры Николай Васильевич Игумнов. Для разработки проектов был привлечен главный архитектор Ярославля Николай Поздеев. Он понравился купцу тем, что совмещал в своих эскизах «русский» стиль и стиль «Людовика XV». В результате перед нашими глазами предстает особняк в «псевдорусском» виде: с пышными и нарядными колоннами, фресками и керамическими вставками – в экстерьере, и французским шиком – в интерьере. После революции здесь размещались в основном медицинские институты, а в 1938 году особняк передали во владения французского посольства.

От Большой Якиманки спускаемся вниз к Крымскому мосту. Добираемся до Пречистенской набережной (не перепутайте с улицей Пречистенка!) и прогуливаемся в сторону центра до дома №29. Здесь еще одно здание с необычной историей: особняк мецената Цветкова.

Этот дом – почти ровесник предыдущего особняка Игумнова. Его построили в самом конце XIX века: причем проектами и планировкой занимался сам Цветков. Его коллекция картин перестала умещаться в доме на Арбате, поэтому срочно пришлось искать для них новое пристанище. Реализацией проектов Цветкова занимался Виктор Васнецов. За два года на набережной выросла галерея в «русском» стиле. Здесь хранились картины К. Брюллова, И. Левитана, И. Репина, В. Васнецова, В. Поленова. В 1940-е годы особняк был передан во владение французскому генералу авиаполка «Нормандия - Неман» Эрнесту Пети. Мемориальная доска с именами 42 летчиков, погибших в Советском союзе во времена войны, до сих пор висит на фасаде. С середины прошлого века особняк продолжает принадлежать французским военным послам, а в настоящее время здесь проживает атташе.

От Пречистенской набережной переулками можно добраться до храма Успения на Могильцах. Церковь выглядит не типично для общего архитектурного ландшафта Москвы: она строилась по проектам уже упоминавшегося мастера Николы Леграна. Храм представляет собой редкое для православного образца строение с двумя колокольнями, фланкирующими входной портал - по таким эскизам строят католические церкви.

Следующей точкой маршрута становится известный дом Пашкова на Моховой улице: к нему можно выйти через Гоголевский бульвар и Волхонку. Особняк (по легендам) строился архитектором Николаем Баженовым - он же много лет считался ближайшим соратником Леграна, о котором мы уже рассказывали. Дом несколько раз перестраивался - после пожара 1812 года и революции 1917 года. Здание имеет вид буквы «П», находится на возвышении и напоминает замок. Построенный в конце XVIII века дом Пашкова считается одним из наиболее ярких примеров архитектурного классицизма в Москве.

До следующего пункта - Милютинского переулка - можно дойти пешком или доехать две остановки на метро от дома Пашкова на станции «Библиотека имени Ленина». Эту улицу, пожалуй, можно назвать французским кварталом. Тем, кто уже утомился после продолжительной прогулки, советуем заглянуть в бистро «Le Provos» - оно находится в самом начале переулка. Здесь можно вкусно перекусить: гостям подают традиционный французский луковый суп, бавет и фирменный тартар из говядины. Тем, кто успеет прийти до 14:00, предлагают позавтракать крок-месье или багетом с маслом.

Чуть подальше по Милютинскому переулку стоит кирпичный бастион лицея Дюма. Само здание выглядит крайне внушительно и совсем не характерно для Москвы, да и школьники, которых здесь можно встретить, вряд ли говорят по-русски. В лицее Дюма учатся дети послов, экспатов и эмигрантов. Здание построили в конце XIX века, причем школа делилась на два корпуса - для мальчиков и девочек. После революции строение использовалось для размещения советских институтов, но в 1997 году школу вернули французскому посольству.

Напротив лицея - католический храм святого Людовика. Его история начинается аж с 1791 года, когда по просьбе французов, живущих в Москве, с разрешения императрицы Екатерины II была построена церковь для прихожан-католиков. Это здание тоже относят к классицизму: трехнефная базилика оформлена колоннадой и небольшими колокольнями. В советские времена костел Людовика был одним из двух католических храмов, открытых на всей территории РСФСР. Сейчас здесь ведутся службы на французском, английском и русских языках.

Редакция ParkSeason спросила у одного из французов, живущих в Москве, где, по его мнению, можно найти «маленький Прованс». Ян Авриль живет в России уже несколько лет: сначала он закончил магистратуру юридического факультета МГУ, а потом остался в России и увлекся фотографией. Во Франции он бывает довольно часто: иногда по работе, но чаще летает к семье. 

 «Французы часто переезжают в Россию для того, чтобы заниматься бизнесом: здесь проще вести дела. Тем не менее, не могу сказать, что в Москве образовался основательный «анклав». Самым «французским» районом назову, пожалуй, Лубянку и Кузнецкий мост. В Милютинском переулке я практически всегда могу встретить соотечественников, а в центре постоянно сталкиваюсь с туристами. Многие из французов, живущих в Москве уже долгое время, встречаются в ресторане «Нормандия-Неман» в Благовещенском переулке. Здесь довольно много заведений, позиционирующих себя как «французские». К сожалению, воспроизвести дух приличных парижских кафе довольно сложно: для этого заведение должны открывать эмигранты или экспаты. Даже хорошо знакомому с французской культурой человеку почти не под силу передать нужную и правильную атмосферу. Тем не менее, мы с французскими друзьями часто собираемся в Le Provos - там вкусно кормят и варят достойный сыр». 

Места