foto

«Люди, которые бегают в фонтане в «Музеоне», не дойдут до музея»: американские антропологи о парках Москвы

Недавно в Москве побывали Фред Кент и Кэтти Мадден — основатели некоммерческого американского агентства Project for Public Spaces. Главная идея проекта заключается в том, что общественные городские пространства должны принадлежать самим жителям, которым стоит участвовать в их создании и усовершенствовании. Такое направление называется плейсмейкинг (от английского place — «место» и making — «процесс создания чего-либо»). 

Один из самых известных и удачных проектов Фреда Кента — реконструкция Таймс-Сквер. В его портфолио — десятки кейсов разного уровня. В августе вместе с Кэтти Мадден он провел лекцию во дворе Института медиа и дизайна «Стрелка», где рассказал, как правильно адаптировать подобные методы в России. Кроме того, урбанисты и исследователи прогулялись по московским паркам и поделились своими впечатлениями.

Фред Кент о плейсмейкинге

Плейсмейкинг —это неологизм, который означает процесс создания хорошего места, пространства. Например, в хорошем парке у людей должна быть свобода посидеть на лавочке, поесть, отдохнуть, поделать что-то. Образ места в плейсмейкинге формируется архитекторами вместе с местными жителями, чтобы создать живое пространство. Для этого, например, уже редко используется слово «парк»: считается, что это просто какое-то зеленое пространство, где ничего нет. Нам больше нравится слово «площадь». Подразумевается, что это публичное пространство, на котором есть много разных типов пользования.

Дмитрий Кириллов

Дмитрий Кириллов

Фото

Стал ли парк Горького парком для всех? Или его новая концепция создавалась с расчетом на определенную аудиторию?

Кэтти Мадден: 

Парк Горького — это то, что мы назвали бы многоцелевым местом. Здесь есть что-то для всех: каждый может прийти и наслаждаться вместе с другими людьми, делать что-то, чего они до этого не делали. Он открывает все возможности для жителей. Люди здесь счастливы: они очень открыты и любят «смотреть» вокруг. Когда мы меняем парки, мы отталкиваемся от конкретного места и его истории. К примеру, Брайант-парк: до того как мы его переделали, он был довольно опасным, даже криминальным местом. Что мы сделали? Поставили здесь киоски с мороженым и с уличной едой. То есть, мы создали дополнительные рабочие места, изменили то, как работает это пространство. Сейчас в теплое время года в парке показывают кино, а зимой заливают каток.


Фред Кент: 

Формат такого «парка для удовольствий», как Парк Горького, был разработан в 1800-х годах. По этому принципу были давно построены Центральный парк в Тиволи и в Копенгагене. Такого рода пространства работают как целые демократические институты. Значит, они были предназначены для всех людей.

ParkSeason

ParkSeason

Источник

Как вы думаете, парк Горького и «Музеон» — хорошие примеры так называемого «парка развлечений»?


Фред Кент: 

Парк Горького определенно может служить примером хорошего «парка для удовольствий». За последние 10 или 20 лет здесь произвели прекрасный ремонт, который открыл место для детей и родителей. Тем не менее, я думаю, что парку не хватает глубины: вероятно, люди, которые бегают в фонтане в «Музеоне», не дойдут до музея. Это идейно два разных пространства, которые должны быть разнесены.


Кэтти Мадден: 

Для того, чтобы подготовить аналитические данные для наших исследований, мы отдельно прогулялись по «Музеону». Минусы, которые мы отметили: хаотичный трафик, непонятная навигация, много солнечных зон без тени, мало активных занятий и не самая удобная мебель. Как решить эти проблемы?


ParkSeasonИсточник

ParkSeason

Источник

Как решить проблемы?

Кэтти Мадден: 

Мы предложили архитекторам из КБ «Стрелка» поставить стойки с портативными зонтиками и лампы для обогрева на зиму. Для удобства можно установить на территории инфостенд с расписанием мероприятий и картой. «Музеон» стоит оборудовать фонтанчиками с водой, накидать мягких подушек. Очень надеюсь, что это все поправят.

Дмитрий Кириллов

Дмитрий Кириллов

Фото