foto

Дореволюционный спорт: как петербуржцы проводили время 100 лет назад

Долгие велопрогулки по Царскому Селу, партии в крокет на даче Репина, теннис в высшем обществе, футбол и катания на коньках, — редакция ParkSeason рассказывает, как развлекались в городе более ста лет назад.

Теннисные партии

Одним из популярных видов спорта к концу XIX столетия становится лаун-теннис, или большой теннис. Первым энтузиастом принято считать Льва Толстого, который отмечает его в романе «Анна Каренина» (журнальная публикация вышла 1875 году). Впрочем, и сам граф с удовольствием участвовал в партиях, бегая по корту в Ясной Поляне. Частные площадки были во многих имениях петербургской знати, но первый общедоступный клуб появился в поселке Лахта в 1888 году. 

Как и многие виды спорта изначально теннис был развлечением для обеспеченных петербуржцев. Например, Санкт-Петербургский кружок спортсменов в Таврическом саду считался самым элитным теннисным клубом в России. И немудрено: почетным председателем комитета кружка был Великий князь Кирилл Владимирович. Уже к концу XIX века в Петербурге насчитывалось девять теннисных клубов, большая часть которых находилась в дачных окрестностях столицы — в Коломягах, Озерках, Павловске, Парголове, Териоках и Сестрорецке. Когда начинался дачный сезон, клубы становились центром загородной жизни. Здесь не только играли, но и проводили досуг в компании друзей. 

Уже к 1907 году теннис перестает быть любительским спортом и перерастает в профессиональный. В этот год на кортах Крестовского клуба состоялись Первые Всероссийские состязания, а в 1912 году прошел первый открытый чемпионат России при участии теннисистов из Европы и США. Кстати, в теннис играл писатель Владимир Набоков, живший в Петербурге до эмиграции. С ранних лет он учился игре и в дальнейшем это спасло его от нищеты. Когда отец Набокова был убит, будущий писатель обеспечивал себя и мать уроками тенниса, которые давал молодым людям из обеспеченных немецких семей. Поэт Николай Гумилев тоже любил этот вид спорта. В письме к жене, Анне Ахматовой, он писал: «Мы с Олей  устраиваем теннис и завтра выписываем мячи и ракеты. Таким образом, хоть похудею». 


Футбольные матчи

Популярности футбола в России способствовали англичане. Приезжая в столицу империи и открывая заводы и фабрики, они стремились окружить себя родной атмосферой и, скучая по спорту, создавали футбольные кружки. Уже в 1897 году на Васильевском острове состоялся первый официально зафиксированный в России футбольный матч. Плац Кадетского корпуса, превращенный в поле, стал местом встречи команды Кружка любителей спорта и Василеостровского общества футболистов. А с наступлением XX века горожане и вовсе перестали нуждаться в мастер-классах от англичан: спорт пошел в народ. В деревне Коломяги петербуржец Николай Васильевич Елизаров открыл среди знакомых дачников подписку на покупку футбольного мяча. С небольшого взноса в размере 50 копеек началась история клуба «Коломяги», который чуть позже войдет в Санкт-Петербургскую футбольную лигу. И так как в отличие от тенниса футбол не требовал дополнительного инвентаря, кроме мяча, который был у каждого мальчишки, скоро в каждом петербургском дворе, если позволяла территория, можно было встретить гимназиста, практикующего меткий удар. 

Массовые катания на коньках

Если известности футбола в Петербурге способствовали англичане, то катанию на коньках благоволила сама природа. В городе, куда рано приходили зимние морозы и долго не наступала весна, это был один из популярнейших видов спорта. Еще Александр Пушкин писал в «Евгении Онегине»: «Мальчишек радостный народ // Коньками звучно режет лед». Первые катки появились в 1860 году у Тучкова моста и напротив Кадетского корпуса на Васильевском острове. А чуть позже открылась площадка на Английской набережной. Здесь собирались респектабельные жители города, а чтобы покататься на катке нужно было заручиться рекомендациями членов совета английского общества. Чуть позже открылся каток в Таврическом саду и от желающих не было отбоя: приходилось заливать водой даже аллеи для прогулок. За умеренную плату  от 30 до 50 копеек здесь можно было кататься весь день. Но по-настоящему массовым спорт стал в 1864 году, когда в Юсуповском саду открыли общественный каток. Здесь проводили костюмированные балы, соревнования фигуристов, а также ночные праздники на льду. Сюда стремились все: от простых горожан до лучших конькобежцев Петербурга, которые (как писали газеты), могли «танцевать на льду лучше, чем на паркете». К 1910 году, когда увлечение достигло небывалой популярности, был открыт первый в Петербурге искусственный каток. 


Крокетные турниры

Сейчас крокет не пользуется большим спросом, но в начале прошлого века  среди интеллигенции и аристократии он был излюбленной игрой. В высшем обществе крокет был синонимом светского образа жизни: если строили усадьбу, то непременно с крокетной площадкой, если приглашали погостить в загородном доме, значит, в планах — турнир. Без крокета не обходилось ни одно дачное лето. В поселке Куоккала (сейчас Репино), где жил художник Илья Репин, собиралось блестящее общество, и в то время на площадке можно было встретить весь цвет дореволюционного общества: Леонида Андреева, Федора Шаляпина, Анну Павлову, Александра Бенуа, Владимира Маяковского. В крокет играли члены семьи Романовых: великие княжны, да и сам император не отказывался от партии. Кстати, эта игра нравилась Ленину и в советские годы игра стала еще более популярной среди горожан, чем до революции. В крокет играли во дворах на детских площадках, около школ, после занятий в институте. 

Прогулки на велосипеде

Сейчас нам кажется, что ничего обычнее велопрогулок нет. А когда-то этот вид спорт считался в России «неприличным» и вызывал всеобщее порицание. Впрочем, известный нонконформист XIX столетия Лев Толстой очень любил катания и научился управлять велосипедом в 67 лет. В 1895 году он записал в дневнике: «Очень странно, зачем меня тянет делать это. Евгений Иванович отговаривал меня и огорчился, что я езжу, а мне не совестно. Напротив, чувствую, что тут есть естественное юродство, что мне все равно, что думают, да и просто безгрешно, ребячески веселит». 

В Петербурге велосипеды стали появляться во второй половине XIX века и если через 50 лет частный автомобиль будет считаться роскошью, то тогда именно велосипед слыл забавой богачей. Стоил он недешево — от 250 до 400 рублей при средней зарплате рабочего в 20 рублей. Одним из первых адептов велоспорта был император Александр II, катавшийся по Царскому Селу. Но даже если бы ему захотелось с ветерком проехаться по Невскому, нужно было изменить закон: в то время кататься на велосипеде по городу было запрещено. Кстати, чтобы передвигаться на велосипеде, недостаточно было просто купить его. В царской России спортсмены получали специальное разрешение, а до этого сдавали экзамен. В него входило четыре элемента: нужно было тронуться с места, сделать «восьмерку», резко затормозить и спрыгнуть с транспорта. За экзерсисами наблюдали три полицейских, от которых зависело получение документа и номерного знака. К слову, экзаменовки не избежала и царская семья. Николай II и все его дети слыли хорошим ездоками, а Великий князь Сергей Михайлович принимал участие в велогонках.