foto

Фильм «Завод» Юрия Быкова: рецензия ParkSeason

«Завод» Юрия Быкова — ожидаемая премьера и возвращение одного из самых сильных российских режиссеров на большой экран после пятилетнего перерыва. Редакция ParkSeason побывала на показе фильма в кинотеатре «Иллюзион» и рассказывает о «горьковским сверхчеловеке» XXI века.

Калугин — человек с большими деньгами и связями. Он владелец завода, который будет закрыт из-за недостаточной окупаемости. Калугин не выплачивает зарплату рабочим несколько месяцев и «кормит» их обещаниями, сидя за стеклом дорогого «Мерседеса». Через несколько дней после объявления о закрытии завода Калугина похищает группа неизвестных и привозит в цеха: бандиты оказываются группой рабочих, каждому из которых нужны деньги для выживания. Только у лидера Седого, вернувшегося с войны, остаются свои мотивы для встречи с Калугиным. 

Купить билет

«Я не хочу больше никого ни к чему призывать», — заявляет Юрий Быков на пресс-конференции своего нового фильма. И это правда — главный герой картины, Седой, вернувшийся с военных действий и подверженный посттравматическому синдрому, не призывает остальных персонажей к действию. Он не похож на соратников в своеобразной борьбе с Калугиным: если окружающие бросаются в предложенное «сверхчеловеком» дело из-за безысходности, то действия героя Дениса Шведова похожи на личную вендетту. Седому нужна справедливость и он готов сеять ее с помощью не проповедничества, но оружия. Он сверхчеловек, описанный и воспетый Максимом Горьким в прошлом веке: он скорее использует слабых во имя высшей цели, но дает им право уйти при малейшем проявлении малодушия. Нет призывов, лозунгов или общественных стачек, но существует Седой, и он не придерживается Толстовского «непротивления злу насилием».

Оружия и насилия в фильме много — большая часть картины построена на сценах борьбы между «повстанцами» на заводе и силовой группой, которая должна вытащить Калугина из очередной, на их взгляд, передряги. Напряжение между героями копится, пока не находит выход в словесных или физических потасовках. В них участвуют все: полицейские, приехавшие на чей-то вызов, специальная охрана Калугина и рабочие. Мужчины ругаются матом, хватают друг друга за куртки и пускают в ход приклады оружий — они не рыцари или злодеи, но люди, загнанные в угол обстоятельствами. У каждого на душе груз, который он тянет, выживая. Юрий Быков не показывает нам супергероев, которые мстят за несколько сотен человек, оставшихся без работы: неподготовленные старики, бывшие уголовники и молодой парень с больной матерью не хотят сражаться за пресловутую справедливость, они просто хотят пожить. Жить в фильмах Юрия Быкова хотят все (одна из его картин так и называется): жить тихо, жить как все и «тянуть лямку» или в момент исступления найти свое предназначение в бою.

Сильный человек против сильного человека — на стороне одного все, чем может обзавестись «не дурак» сегодня: деньги, нужные связи, жизненный опыт. Другой может апеллировать только тем, что в его существовании не осталось ничего, за что можно было бы зацепиться. У Седого есть миссия — привести хотя бы одного человека к осознанию того, что в мире что-то происходит не так. Скорее анархист, чем революционер, Седой не поступится своими принципами, прикрывая их своей и чужой грудью. Персонаж Юрия Быкова (не только режиссера, но и сценариста) получился с налетом главного героя книги комиксов и фильма «V - значит вендетта», который в оригинальном бумажном произведении так же подготовлен и обучен для акта освобождения, как и Седой. Оба мужчины — «сверхлюди» по разуму, духу и даже физическому состоянию. Намеренно отдаляющийся от рабочих Седой (он даже не ездит на работу на общем автобусе) находит своего вечного соперника в лице Калугина. Спокойный владелец завода понимает чувства Седого и признает, что в жизни ему повезло больше — чаша весов склонилась в его сторону, когда он воевал не в далеких странах, но на улицах родного города, обеспечивая себе будущее. 

Юрий Быков не делает из Калугина злодея или антигероя, он человек силы, понимающий, «что в жизни и к чему». Он знает о слепой Фемиде, о желании рабочих жить «по-человечески» и намного более человечен, чем Седой. Он не отлитый в бронзе воин, но человек, которого можно представить на месте отца, начальника на работе или «того типа из телевизора». Режиссер не выступает ни на чьей стороне, но позволяет увидеть правду каждого: «завод закрывается, потому что не приносит прибыли» против «Калугин нажил свое богатство на несчастье и рабском труде сотен работяг». Некуда деться владельцу завода, запертому в холодной подсобке и одинокому контуженному солдату — некуда сбежать и зрителю, знающему, что победит лишь одна сила. Балабановский Данила Багров говорил, что «сила в правде», сегодня же «сила в силе».

Но существует еще человек-идея Седой, чьи слова и накопленные за годы мытарств знания не пропадут и спасут одну заблудшую душу. А может и не одну: стоит посчитать, сколько зрителей будет с вами вместе на сеансе. 

«Под одеждой нет плоти и крови, только идея. А идею пулей взять нельзя.», — Алан Мур, графический роман «V — значит вендетта».